Обеим обещал вернуться к вечеру! Никто и не мог предположить, что эти две девушки его не получат



Не хотел Саня на рыбалку ехать. Очень не хотел. Как чувствовал. Но друзья всю неделю уговаривали — по телефону, по душам и по загривку.

Друзей понять можно — им машина была нужна. А у Сани как раз на ходу была. После пяти дней осады, Саня понял, что ехать придется. Жене сказал, что едет навестить родителей, любовнице — как ни странно, то же самое. Обеим обещал вернуться к вечеру.

Галдящая орава Саниных друзей достала выпивку и начала рыбачить еще в машине, в шесть утра. На полпути снасти закончились, и пришлось останавливаться в ликеро-водочном, чтобы купить еще. После прибытия на место рыбалка продолжилась, и спустя часа три-четыре Саня, как самый трезвый, был командирован за новой порцией наживки. И закуски впридачу. Под вечер друзья уже висли на Сане и уговаривали:

— Ну, давай, выпей с нами. Вот мы тебе налили, вот тебе килечка. Оставайся с компанией!
Саня с полным до краев стаканом в руке лишь мотал головой — не буду, мол. Ему предстояло развести всех по домам, и оставаться на ночь он не мог.
— Ну, ладно, — сжалились друзья, — Езжай домой. Мы останемся. Сами завтра доберемся. Пойдем, до машины хоть доведем. Саня вышел на полянку… и обомлел.

Его родная «четвера» стояла на бревнышках. Колес у машины не было.
Сняли. Вот же, блин, навестил родителей! Что теперь делать? Как отмазываться?!
Друзья тоже притихли и топтались вокруг горемыки. Потом один из них робко тронул за плечо:

— Ну, чего ты, Сань… Завтра утром что-нибудь придумаем. На вот, хлебни для успокоения. Саня молча съел стакан водки в два глотка. И тут друг повернулся куда-то в сторону леса и заорал:
Народ! Все, он выпил!
Из кустов выкатились четыре Саниных колеса.